Rambler's Top100
InterCHARMnet: парфюмерия, косметика, новости рынка, каталог новинок, Косметика и закон, Деловой туризм, Календарь профессионала, LocalBannerNetwork LocalBannerNetwork English version

Новое на сервере

Поиск

Схема проезда
»    Выставки
   InterCHARM
      Конвенция салонов красоты
      Школа 'Ногтевого сервиса'
   INTERCHARM professional
      Конгресс по косметологии
      Школа 'Ногтевого сервиса'
      Салонный менеджмент
   INTERCHARM professional
    Санкт-Петербург

      II Невский Конгресс LNE
   SAM-expo
   Симпозиум по
   эстетической медицине

   Форум хирургов

   BEAUTY TOP MEETING
   СЕМИНАРЫ

»    Издания
   Клуб подписчиков
   Les Nouvelles Esthetiques
   Ногтевой сервис
   Эстетическая медицина
   Интернет-магазин

»    Информация
   Лента новостей
   Новости компаний
   Пресс-релизы компаний
   Тенденции рынка
   Дайджест
   Косметика и закон
   Календарь событий
   Обучение
   Словарь терминов

»    Интерактив
   Горячая линия

»    Каталоги
   Каталог «Компании и бренды»
   Каталог интернет-ресурсов

»    Сервис
   Интернет-магазин
   Маркетинговые исследования
   Деловой туризм
   Web-мастерам

»    О нас
   СМИ о нас
   О компании
   Контактная информация
   Благотворительность
   Также мы на:   ВКОНТАКТЕ
                      ВКОНТАКТЕ


>>    BEAUTYTIME - Новости в мире косметики
Новости в мире косметики Уроки макияжа
Профессия визажиста появилась в нашей стране совсем недавно и быстро стала очень модной. И, как все модные профессии, привлекла множество случайных людей, в результате превратившись в сознании большинства в «легкий хлеб».
Тем интереснее встреча с одним из первых и самых знаменитых наших визажистов Андреем Мановцевым. Сейчас Андрей известен как арт-директор марки Helena Rubinstein в России. А этой весной он открывает в Москве профессиональную школу визажистов.


«Новости в мире косметики»: Как Вы пришли к решению открыть школу визажистов?

Андрей Мановцев: Я двадцать лет работаю в моде и обратил внимание, что практически всем нашим визажистам не хватает техники, умения правильно держать кисть, располагать ее под прямым углом. Они очень креативные люди, могут из двух красок придумать пять, но когда работаешь с западными визажистами, видишь, что то, до чего мы долго доходили сами, уже давно придумано. В мире существуют определенные методики, которые помогают облегчить работу визажиста. В России же была очень хорошая гримерная школа. Наши гримеры с «Мосфильма» – асы высшего пилотажа, это признают даже западные мастера. А мои коллеги визажисты в плане техники просто Ломоносовы. Но я не знаю, что лучше: быть Ломоносовым или человеком образованным в области профессиональной техники.

Сама идея открыть школу возникла совершенно случайно. Предложение французов с рассказом о школе Carole, подразделении международной группы ITM «Креасьон Макияж Институт Техник», пришло мне по электронной почте. Они нашли меня благодаря одной моей знакомой, бывшей модели. На своем именном сайте она сделала страничку обо мне, на которой представила мои работы. По своей легкомысленности я месяц не отвечал на это письмо, но потом мы связались, представители французской стороны приезжали на выставку «Интершарм», мы долго вели переговоры. Я не очень хотел открывать школу, потому что свои школы визажистов есть у Александра Шевчука, у Натальи Черкасовой. Но когда я анализировал, то понимал: что-то происходит с нашим образованием, если визажистов выпускается много, а звездами становятся единицы. Так я постепенно созрел для открытия своей школы, которая будет готовить для дальнейшего обучения в Париже. Дело в том, что у нас получить образование по специальности визажиста практически невозможно. Можно получить гримерное образование, но его недостаточно, чтобы работать в моде. А все существующие школы визажистов, да простят меня мои коллеги, это скорее курсы, как накраситься самой и накрасить подругу, а не обучение профессии make-up artist. Это начинаешь понимать после 20 лет работы.

НМК: Каковы особенности Вашей школы и как будет строиться обучение в ней?

А.М.: Это очень серьезная школа, в ней только год будут обучаться рисунку, живописи и скульптуре. Ее выпускники выйдут не просто визажистами и гримерами, а профессионалами высшего класса. Первый год обучение будет проходить в Москве, следующие два года – во Франции. Это очень дорогое образование, но оно того стоит. Люди, которые придут учиться, должны быть настроены на то, что это стоит больших денег.

Вначале ученики школы будут изучать рисунок, историю костюма, историю искусств, основы грима, макияжа, моды. А во Франции они будут изучать то, что мы не сможем дать в нашей стране, – специфику работы в модном бизнесе. Хотя и в России ученики будут работать с фотографами, в частности с моим приятелем Владимиром Клавихо. Он тоже открывает свою фотошколу, и, наверное, мы будем сотрудничать. Но чтобы стать визажистом мирового класса, нужно почувствовать дух этой профессии там, где она давно развита. У нас же она в зачаточном состоянии. Поэтому тот, кто здесь заканчивает школу визажистов, часто не знает куда пойти, где работать. Вроде бы заплатили деньги за обучение, накупили чемоданы профессиональной косметики, а звонки с предложениями не раздаются. Я хочу этого избежать. А для этого нужно не организовывать беспрерывный поток собирания денег, как во всех существующих школах, а набирать группу и вести ее от и до.

НМК: У Вас уже есть ученики?

А.М.: Да, у меня много учеников, и я могу гордиться тем, что большинство известных в модных кругах визажистов – мои ученики или люди, с которыми я определенное время работал или занимался. Кстати, идея создания школы возникла у меня, когда я начал работать на марку Helena Rubinstein в компании Hermitage. Ко мне постоянно обращаются визажисты других брэндов – мои ученицы Софья Бедим (Lancome), Наталья Станевич (Shiseido)... Я их готовил в своей команде Helena Rubinstein, а потом подумал, что уже пора открыть какую-то школу и обучать шаг за шагом.

НМК: У Вас уже есть ученики?

А.М.: Очень немногих. У меня есть мощное инвестирование, и я могу сам решать, принимать или не принимать людей.

Например, я совершенно не хочу принимать девушек, которые просто устали сидеть дома, у них есть финансовые возможности и они думают, пойти ли им учиться на психолога или на визажиста.
Я предполагаю набрать не больше десяти человек. Причем большую часть должны составлять ребята. По моему опыту мужчины-визажисты по-другому смотрят на женщин и делают макияж иначе, чем женщины-визажисты. Такой парадокс. Да простит меня большинство девушек, которые выбрали профессию визажиста и косметолога, но женщина все равно воспринимает другую женщину как соперницу. Кто-то из модельеров-мужчин – или Баленсиага, или Живанши, или Дидье – сказал такую фразу: «Женщина одевает женщину так, как она сама оделась бы, а мужчина одевает женщину так, как он оделся бы сам, будучи женщиной, чтобы понравиться мужчине». То же самое я могу сказать о визажистах. Я практически не знаю ни одной известной женщины-визажиста, кроме, пожалуй, Боби Браун и, может быть, Терри из Yves Saint Laurent, которые создают макияжи и пишут книги.

НМК: Как Вы будете отбирать учеников?

А.М.: Во-первых, по внешнему виду. Человек не модный и не стильный не может быть визажистом. Ему никто не поверит. Внешность визажиста должна быть или оригинальной, или красивой. Во-вторых, я смотрю на утонченность манер, на умение располагать к себе собеседника – это 50% успеха. Обращаю внимание на манеру разговаривать. Спустя полчаса беседы легко понять, эрудирован ли человек, много ли он читает, разбирается ли в моде. Если человек не общителен, не умеет к себе располагать, он никогда не станет известным визажистом.

НМК: После открытия школы Вы не оставите работу с маркой Helena Rubinstein?

А.М.: Нет, что Вы! Я фанат этой марки. У меня было предложение от другой марки, которая сейчас выходит на рынок, профессиональной и очень интересной. Но я понял, что с Helena Rubinstein меня очень многое связывает и это не случайно. Я считаю, что среди всех марок «люкс» эта – самая авангардная, самая передовая и самая динамичная в области декоративной косметики.

НМК: Сколько лет Вы уже работаете с Helena Rubinstein?

А.М.: Четвертый год.

НМК: А работа на брэнде не ограничивает визажиста?

А.М.: Абсолютно нет. Дело в том, что Карлос Виаллон, креативный директор Helena Rubinstein, – очень творческий человек. И суть революции, которую он совершил в Helena Rubinstein, состоит в том, что все визажисты, которые работают на марку в разных странах, должны быть творческими и развивающимися личностями. Не просто консультантами, как на других брэндах, не просто визажистами, которые могут сделать женщине макияж и показать ей, как нанести тот или иной продукт, а креативными людьми. Я встречался со своими коллегами из разных стран на тренингах, все они знамениты в своих странах, работают на модных показах, на телевидении, в журналах.

НМК: А если говорить о других брэндах?

А.М.: Я не могу говорить о других брэндах. Но если брэнд носит имя модельера, то единственное ограничение, которое может быть у визажистов, – невозможность работать с продукцией этой марки на показах других дизайнеров. Я думаю, что это ограничивает. А что касается моей работы, то существующая четыре года команда визажистов Helena Rubinstein – самая яркая команда в Москве. Это признают все, кто работает в мире моды. Мои визажисты, конечно, работают с покупателями, чтобы держать руку на пульсе, потому что марка развивается и надо чувствовать, куда двигаться дальше. Помимо этого они работают как настоящие стилисты на всех показах и модных съемках, за кулисами эстрадных шоу. Они никогда не стоят на месте. На других брэндах этого нет. Как правило, там работают просто хорошие «макиеры», которые делают бытовые макияжи. По крайней мере я не встречал своих коллег с других брэндов на фэшен-шоу.

НМК: Почему Вы употребляете слово «макиер»? Не любите термин «визажист»?

А.М.: Это неправильное определение. Визажист – специалист по лицу, человек, который разбирается в кремах, особенностях кожи, умеет делать макияж, но он не профессионал в макияже. Нас скорее можно назвать make-up artist, то есть художник по косметике. Все-таки английские термины иногда очень емкие.

НМК: С какими областями макияжа Вы больше всего любите работать?

А.М.: Я люблю создавать макияжи для показов, для модных съемок. От этой работы я получаю наибольшее удовольствие, потому что могу применить все свои знания, умения, фантазию. Модель является для меня чистым холстом, на котором я могу рисовать. А когда работаешь с эстрадой, кино, телевидением, постоянно должен помнить о том, что тот, кому ты делаешь макияж, должен оставаться самим собой, быть узнаваем, нельзя кардинально менять имиджи как в моде.

НМК: Вы много работали на телевидении?

А.М.: Периодически. Я не люблю работать с нашей эстрадой. Мне не нравится работать с эстрадными певицами, с клипами, хотя когда проект имеет хорошую финансовую базу, я соглашаюсь, ведь я живой человек. Если только у меня не вызывает антипатию исполнитель, с которым мне предстоит работать. Иначе меня вряд ли соблазнишь какими-то деньгами. Лучше я буду работать бесплатно с Ренатой Литвиновой над ее проектами. Например, мы сделали проект «Нет места для меня» про звезд тоталитарной эпохи. Я работал со знаменитыми актрисами того времени, получил массу удовольствия, не говоря о том, что эта программа останется в истории, можно сказать, я прикоснулся своими кистями к вечности.

НМК: Какие продукты декоративной косметики, выпущенные разными фирмами за последнее время, Вы считаете наиболее интересными?

А.М.: Новинка Palette у Chanel для глаз и губ: если наносить это средство мокрой кисточкой, то цвет более яркий и насыщенный, если сухой – более бледный и прозрачный. Безусловно, тональный крем Double Agent у Helena Rubinstein, стойкий, незаметный и хорошо скрывающий недостатки, а также новые лаки и помады. Новый Super Carol Basic у Mac – это база, которая отливает в розовый оттенок. У Lancome – продукт, который называют «Экстракт юности». При правильном использовании он дает потрясающий эффект. И еще я снимаю шляпу перед фирмой Shiseido, которая выпустила новые тональные средства. Это, конечно, революция. Эти средства составят очень мощную конкуренцию всем брэндам.

НМК: Как, по-вашему, будет развиваться декоративная косметика в ближайшие годы?

А.М.: Я думаю, что основной акцент будет делаться на правильном коммерческом использовании косметики, то есть она должна быть очень удобна в применении и один продукт должен подходить для разных целей – макияжа губ, глаз, щек. Тональные основы должны быть стойкими и использоваться без пудры, они должны хорошо скрывать недостатки, быть облегченными и придавать коже именно такое свечение, которое дает Double Agent и новые тональные средства Shiseido, словно внутри кожи включили лампочку. И, конечно, будущее за тональными средствами, которые будут и ухаживать за кожей, и подтягивать ее, и оживлять цвет. По-моему, особенно перспективен рынок консилеров под глаза, которые должны скрывать морщины, синяки, подтягивать кожу.

НМК: Вы считаете, что сейчас намечается тенденция использования меньшего числа продуктов?

А.М.: Меньшее число, но больше мобильности использования. Даже профессиональные визажисты не хотят таскать с собой огромные чемоданы, а хотят иметь несколько продуктов, которые будут использовать для глаз, лица, губ, которые можно взаимозаменять и смешивать.

НМК: Женщина может сама себе сделать профессиональный макияж?

А.М.: Я думаю, что женщине нет смысла делать себе профессиональный макияж, нужно только грамотно использовать средства. Для этого надо один раз побывать у визажиста и узнать порядок применения средств. Нужно попросить, чтобы визажист объяснил, когда используются жидкие тональные средства, нужны ли они этой женщине, не нужно ли ей перейти на стики или компактные основы. Женщина должна спросить, какой именно оттенок консилера ей нужен для осветления кожи под глазами, носа, подбородка, когда применять консилер – до тонального средства или после, и нужен ли он ей вообще. Однажды Карлос Виаллон сказал мне, что женщина не хочет иметь десять теней, она хочет иметь одни и быть красивой. И он прав. Визажисту нужно объяснить, как клиентка может использовать одни, максимум двое теней. А затем ей нужно появляться у визажиста хотя бы раз в год, чтобы узнать о новинках. А вообще, необязательно использовать макияж, который в настоящий момент в моде.

НМК: Как часто женщине нужно менять макияж?

А.М.: Практически не нужно. Можно его чуть-чуть видоизменить, согласно требованиям моды перемещать акценты. У нас уже никогда не будет такого диктата моды, как в пятидесятые-шестидесятые годы, когда все носили парики «бабетты», делали стрелки и клеили ресницы «а-ля Клеопатра». Сейчас индустрия моды больше склонна к индивидуальности и предлагает множество образов, которые женщина может применить на себе. Мода сейчас очень демократична.

НМК: Что любят наши женщины в макияже?

А.М.: Естественно, каждая женщина хочет выглядеть лучше с помощью макияжа, она хочет выглядеть молодой, модной, ухоженной. И визажист должен четко понимать, что мода модой, но большинство женщин консервативны. И если по первым словам клиентки понятно, что у нее нет времени делать макияж по два часа, а таких женщин 90%, нужно предложить ей тот продукт, который будет создавать эффект ухоженности и модности и будет подходить именно этой женщине. Многие женщины покупают гигантское количество косметики за бешеные деньги, которая потом валяется в ящиках туалетных столиков, потому что пока они доедут до дома, распакуют и соберутся ее применять, они забывают, как ей пользоваться. Поэтому я всегда говорю своим визажистам: «Не продавайте десять препаратов, продайте хотя бы один. Пусть женщина придет в следующий раз и скажет, что ей нравится этот препарат, она научилась им пользоваться. Тогда можно предложить еще что-нибудь в дополнение. Так постепенно вы создадите образ этой женщины, поможете ей освоиться в мире декоративной косметики». Мы практикуем, особенно когда выходит новая коллекция, обучения макияжу. Мне очень помогают директора магазинов «Риволи», в которых проходят «make-up уикенды», когда каждая женщина, пришедшая в магазин, может сделать макияж на любом брэнде. И часто мы делаем такие уроки макияжа, когда одну сторону лица красит визажист профессионально, стараясь выбрать самые элементарные препараты, а вторую женщина делает сама под чутким руководством. Это очень хорошо помогает.

НМК: Когда визажисты на местах продаж только-только появились, женщины отнеслись к ним с некоторым опасением. Сейчас наши женщины перестали бояться визажистов?

А.М.: Проблема в том, что в магазинах не всегда удобно расположены места визажистов. Я считаю, что макияж – дело интимное и места визажистов должны быть каким-то образом загорожены, как это сделано на Западе. Это должны быть маленькие уголки, где мы можем уединиться, чтобы никто не видел, как я делаю макияж, как женщина выглядит без косметики. А у нас сейчас выставляют места визажистов прямо посреди торгового зала для промоушна. Это неправильно, потому что женщина и рада бы сделать макияж, но мало кто согласится разоблачить лицо перед праздно шатающимися другими женщинами.

НМК: Кого Вы считаете самыми интересными визажистами?

А.М.: Естественно, Кевина Окуина. Мне нравятся Боби Браун, Франсуа Нарс. Мне никогда не нравился Серж Лютанс. Он больше человек искусства, концептуалист, но не визажист. Хотя как парфюмер он замечателен.

Если говорить о наших визажистах, то я снимаю шляпу перед Сашей Шевчуком. Это человек, который из наших достаточно безвкусных эстрадных звезд делает потрясающих див мирового масштаба. Он делает то, что у меня не всегда получается, очень четко работает с лицом. Больше для меня нет авторитетов в нашей стране. Еще есть мало кому известная Нина Колодкина, гример на «Мосфильме». Она работает со всеми нашими звездами тоталитарной эпохи. Вот ею я восхищаюсь. Она из обычной коробки грима может сделать голливудскую диву без всяких наших новомодных примочек.

НМК: Как случилось, что Вы стали визажистом?

А.М.: Совершенно случайно. Наверное, из-за двойственности моей натуры: я – Близнец по гороскопу. Учась в Строгановском художественном училище, мечтал стать актером. В детстве и юности я занимался в театральной студии, и когда мы проходили грим, добился таких успехов в изменении своего лица, что потом стал изменять всех окружающих. А поскольку я человек увлекающийся, то пробовал вести какие-то программы на телевидении, работал фотографом, затем редактором в журнале мод. Поскольку визажистов тогда не было, я сам красил манекенщиц. В частности звезду той эпохи Ольгу Грозную. Потом меня стали приглашать оформлять показы на Кузнецкий мост. Там я однажды познакомился с Валей Юдашкиным, который тоже одно время работал визажистом. Я зачем-то закончил парикмахерские курсы, очень много работал с первыми модельными агентствами, потом закончил еще парикмахерские курсы L’Oreal, хотя парикмахерское дело меня никогда не интересовало. Но изредка я делаю прически. Сейчас мне уже этого не нужно, потому что когда тебя приглашают на показы как звезду, ты можешь выбирать из массы салонов и приглашать лучших мастеров к себе в соавторы для создания образа.

Вот так постепенно сложилась моя карьера. Но совершенно необязательно заканчивать художественное училище, актерствовать, нужно быть артистичным по натуре. Например, у меня сейчас есть ученик, который работает на Helena Rubinstein. Несмотря на то, что он «технический» человек, учится в институте управления, он настолько творческая личность, что иногда я даже завидую его работам. За такими людьми будущее.
Автор: Анна Дебабова

02 апреля 2001 года Показать все статьи номера  



»    Реклама
Реклама на портале
[ Баннерная система сайта interCHARM.net ]

Рассылка новостей  
Новости парфюмерно-
косметического рынка



»    Реклама
LocalBannerNetwork

»    Реклама
LocalBannerNetwork

»    Реклама
LocalBannerNetwork

»    Реклама
LocalBannerNetwork

»    Реклама
LocalBannerNetwork

»    Реклама
LocalBannerNetwork

»    Голосование

Извините, голосований нет!





Rambler's Top100



Поиск:

    
Рассылка 'Новости парфюмерно-косметического рынка'


Экспо Медиа Группа
"Старая Крепость"

COPYRIGHT 2000-2005

Редакция не несет ответственности за новостные и аналитические материалы, опубликованные со ссылкой на другие издания.

Powered by DGCA